Взбалмошная и неприступная. Железная мама Андрея Миронова — какой она была

Мария Миронова была блистательной актрисой. Вместе с мужем Александром Менакером более 30 лет они с успехом выступали на эстраде, пользуясь любовью публики.

Но сегодня ее лучше знают как мать Андрея Миронова, которого она боготворила и оберегала всю жизнь. Ей было суждено на 10 лет пережить своего звездного сына, все эти годы прошли в воспоминаниях о нем.

А 13 ноября 1997-го не стало и самой Марии Владимировны. В годовщину ее памяти давайте вспомним, какой она была супругой и матерью.

Немного биографии актрисы

Мария Миронова — москвичка. Она появилась на свет в 1911 году, 7 января. Любовь к театру привил ей отец, сам не имевший к искусству никакого отношения.

Выступая на сцене со школьных лет, Мария поступила в Театральный техникум им. Луначарского (ныне ГИТИС), после чего стала актрисой МХАТа. Но ее более привлекала эстрада. С 1931-го она выступала со сцены с рассказами А. П. Чехова.

За свою творческую жизнь актриса сменила несколько театров, снималась в кино (самая известная роль — Зоя, секретарь Бывалова в знаменитой комедии «Волга-Волга»), но настоящее призвание нашла на эстраде в дуэте со своим мужем — Александром Менакером.

Их творческое сотрудничество началось в 1948-м и продлилось до ухода из жизни Менакера в 1982-м. В Радиофонде до сих пор сохранились более 100 записей их эстрадных миниатюр, каждая из которых актуальна и сегодня.

Когда-то именно Миронова открыла новый жанр — телефонные разговоры. А все потому, что артистом эстрады был Александр Семенович. Став его женой, Мария Владимировна превратилась и в его партнера на сцене.

Фильмография

1934 — Настенька Устинова — Конкордия
1938 — Волга-Волга — Зоя Ивановна, секретарь Бывалова
1940 — Преступление и наказание (короткометражный) — Горбушкина

1954 — Весёлые звёзды
1954 — Запасной игрок — Ольга, жена директора завода
1954 — Мы с вами где-то встречались — Вероника Платоновна Малярская, сплетница

1955 — В один прекрасный день — Татьяна Петровна Озерова, жена скрипача
1956 — Драгоценный подарок — Леокадия Михайловна
1958 — Шофёр поневоле — Анна Власьевна Пастухова

1960 — Совершенно серьёзно (новелла «Иностранцы») — мать Жоры
1963 — Короткие истории (новелла «Случай в самолёте») — пани Кристина
1963 — Упрямая девчонка (короткометражный) — Елена Игнатьевна

1966 — Сказки русского леса — пассажирка такси
1969 — Старый знакомый — Вера Степановна Дядина, завотделом культуры горисполкома
1974 — Какая у вас улыбка — Ольга Павловна, старший корректор
1977 — Почти смешная история — Телеграфистка

1980 — Жиголо и Жиголетта — Пожилая актриса
1980 — Назначение — Лидия Григорьевна Лямина
1985 — Марица — Виолетта
1991 — Казус импровизус — пенсионерка Козицкая

Появление на свет единственного сына

Будущие супруги познакомились на гастролях в Ростове-на-Дону в 1938 году. Менакер был сражен голубыми глазами Марии Владимировны.

Но первое знакомство завершилось ссорой. Уехав на гастроли, Александр Семенович получал односложные ответы на свои ежедневные телеграммы и не знал, как перебороть гордый и взбалмошный характер своей возлюбленной.

К тому же артистов разъединяла общая проблема — они имели семьи. Мария Владимировна была замужем за режиссером Михаилом Слуцким.

Когда по возвращении Менакер привез целую корзину подарков, надел костюм и пришел в номер Мироновой, она рассмеялась. В жаркий день он явился в пиджаке и своей лучшей рубашке.

С тех пор они больше не расставались, при этом Мария Владимировна настояла, чтобы они сразу же решили вопрос со своими вторыми половинками. Оба практически одновременно развелись, а в 1941-м у них родился первенец — Андрей Миронов.

Он появился на свет 7 марта, но был записан в Международный женский день. Родители словно чувствовали, что сын станет настоящим подарком всей женской половине страны.

Смотрите также:  Молодые актрисы, которые прожили яркую, но до боли короткую жизнь

Роды были сложными, мальчика тащили щипцами, поэтому он выглядел сморщенным кулечком с узкими глазами. Мария Миронова называла его китайцем и очень боялась, что не сможет по-настоящему полюбить.

Как же она ошибалась! Она полюбит его всем сердцем, превратившись в ту железную леди, которая будет оценивать каждую пассию своего звездного сына, руководя его личной жизнью.

Отрывок, характеризующий Миронова, Мария Владимировна

Помолчав несколько времени, Платон встал. – Что ж, я чай, спать хочешь? – сказал он и быстро начал креститься, приговаривая:

– Господи, Иисус Христос, Никола угодник, Фрола и Лавра, господи Иисус Христос, Никола угодник! Фрола и Лавра, господи Иисус Христос – помилуй и спаси нас! – заключил он, поклонился в землю, встал и, вздохнув, сел на свою солому.

– Вот так то. Положи, боже, камушком, подними калачиком, – проговорил он и лег, натягивая на себя шинель. – Какую это ты молитву читал? – спросил Пьер. – Ась? – проговорил Платон (он уже было заснул). – Читал что? Богу молился.

А ты рази не молишься? – Нет, и я молюсь, – сказал Пьер. – Но что ты говорил: Фрола и Лавра? – А как же, – быстро отвечал Платон, – лошадиный праздник. И скота жалеть надо, – сказал Каратаев. – Вишь, шельма, свернулась.

Угрелась, сукина дочь, – сказал он, ощупав собаку у своих ног, и, повернувшись опять, тотчас же заснул. Наружи слышались где то вдалеке плач и крики, и сквозь щели балагана виднелся огонь; но в балагане было тихо и темно.

Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к мерному храпенью Платона, лежавшего подле него, и чувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе.

В балагане, в который поступил Пьер и в котором он пробыл четыре недели, было двадцать три человека пленных солдат, три офицера и два чиновника.

Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого.

Когда на другой день, на рассвете, Пьер увидал своего соседа, первое впечатление чего то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели,

в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые.

Платону Каратаеву должно было быть за пятьдесят лет, судя по его рассказам о походах, в которых он участвовал давнишним солдатом.

Он сам не знал и никак не мог определить, сколько ему было лет; но зубы его, ярко белые и крепкие, которые все выкатывались своими двумя полукругами, когда он смеялся (что он часто делал),

были все хороши и целы; ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело его имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости.

Лицо его, несмотря на мелкие круглые морщинки, имело выражение невинности и юности; голос у него был приятный и певучий. Но главная особенность его речи состояла в непосредственности и спорости.

Он, видимо, никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет; и от этого в быстроте и верности его интонаций была особенная неотразимая убедительность.

Физические силы его и поворотливость были таковы первое время плена, что, казалось, он не понимал, что такое усталость и болезнь. Каждый день утром а вечером он, ложась, говорил:

Смотрите также:  “Филиппу можно все!”: бывшая домработница Люся поддержала Киркорова в противостоянии с Нателлой Крапивиной

«Положи, господи, камушком, подними калачиком»; поутру, вставая, всегда одинаково пожимая плечами, говорил: «Лег – свернулся, встал – встряхнулся».

И действительно, стоило ему лечь, чтобы тотчас же заснуть камнем, и стоило встряхнуться, чтобы тотчас же, без секунды промедления, взяться за какое нибудь дело, как дети, вставши, берутся за игрушки. Он все умел делать, не очень хорошо, но и не дурно.

Он пек, парил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры, которые он любил, и песни.

Он пел песни, не так, как поют песенники, знающие, что их слушают, но пел, как поют птицы, очевидно, потому, что звуки эти ему было так же необходимо издавать,

как необходимо бывает потянуться или расходиться; и звуки эти всегда бывали тонкие, нежные, почти женские, заунывные, и лицо его при этом бывало очень серьезно.

Попав в плен и обросши бородою, он, видимо, отбросил от себя все напущенное на него, чуждое, солдатское и невольно возвратился к прежнему, крестьянскому, народному складу. – Солдат в отпуску – рубаха из порток, – говаривал он.

Он неохотно говорил про свое солдатское время, хотя не жаловался, и часто повторял, что он всю службу ни разу бит не был. Когда он рассказывал, то преимущественно рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта.

Поговорки, которые наполняли его речь, не были те, большей частью неприличные и бойкие поговорки, которые говорят солдаты, но это были те народные изречения, которые кажутся столь незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати.

Часто он говорил совершенно противоположное тому, что он говорил прежде, но и то и другое было справедливо. Он любил говорить и говорил хорошо, украшая свою речь ласкательными и пословицами,

которые, Пьеру казалось, он сам выдумывал; но главная прелесть его рассказов состояла в том, что в его речи события самые простые, иногда те самые, которые, не замечая их, видел Пьер, получали характер торжественного благообразия.

Он любил слушать сказки, которые рассказывал по вечерам (всё одни и те же) один солдат, но больше всего он любил слушать рассказы о настоящей жизни.

Он радостно улыбался, слушая такие рассказы, вставляя слова и делая вопросы, клонившиеся к тому, чтобы уяснить себе благообразие того, что ему рассказывали.

Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком – не с известным каким нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами.

Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю свою ласковую нежность к нему (которою он невольно отдавал должное духовной жизни Пьера), ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним.

И Пьер то же чувство начинал испытывать к Каратаеву. Платон Каратаев был для всех остальных пленных самым обыкновенным солдатом; его звали соколик или Платоша, добродушно трунили над ним, посылали его за посылками.

Но для Пьера, каким он представился в первую ночь, непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды, таким он и остался навсегда.

Железная леди

Мария Миронова стала для сына непререкаемым авторитетом. Когда у него случился роман с Фатеевой, мама не поддержала их союз, считая, что Андрей достоин лучшего. Актриса была чуть старше, поэтому бороться за сердце звездного красавца не стала, посчитав его маменькиным сынком.

Миронова хорошо отнеслась к Ларисе Голубкиной, но приемную внучку не приняла. Для нее единственной родной кровинкой оставалась Мария Миронова, родная дочь сына Андрея и Екатерины Градовой — знаменитой радистки Кэт из «Семнадцати мгновений весны».

Смотрите также:  Михаил Пуговкин: настоящая фамилия, три класса образования и невероятная популярность

Накануне своего ухода, в последнем выступлении со сцены, Мария Владимировна словно завещала публике наследников своего великого сына — его дочь и внука Андрея.

Она прожила долгую жизнь — 86 лет, ее последним желанием было найти покой рядом со своим сыном. Так и случилось. Они похоронены рядом на Ваганьковском кладбище.

Достижения

Премия им. Леонова 1998
Приз В. Холодной за роль в картине «Свадьба» 2000
«Актриса года» по версии «Комсомольской правды» 2000

«Заслуженная артистка России» 2006
Премия Дома актера 2006
Награда издания «Московский комсомолец» за работу в постановке «Федра» 2007

«Золотая маска» за лучшую роль («Федра») 2007
Премия «Кумир» (актриса года) 2007

Награда издания «Театрал» 2008
Премия «Фигаро» 2011

«Хрустальная Турандот» за роль в постановке «Борис Годунов» 2015

Личная жизнь

Помимо театра и кино, в сфере интересов Мироновой и общественная деятельность. Является руководителем благотворительного фонда, посвященного помощи деятелям искусства. Актриса не любит комментировать личные отношения, что порождает вокруг нее немалое количество слухов и пересудов.

Миронова выходила замуж трижды. Впервые стала женой в 19 лет. В браке с Е. Удаловым – владельцем телекомпании – в 1992 году родился сын, названный Андреем в память о знаменитом деде. Он продолжил актерскую династию, став студентом театрального училища, а позже – актером театра.

Есть версия, что биологическим отцом Андрея является Антон Яковлев, сын актера Юрия Яковлева, но по документам он Удалов. Хотя до 2003 года мальчик носил фамилию матери. Актриса отрицает эту версию.

С первым мужем Мария прожила семь лет, затем развелась и сразу вышла за Д. Клокова, бизнесмена, советника президента Академии наук, который был младше ее на десять лет. В браке они прожили около пяти лет.

После него Миронова пыталась восстановить отношения с первым мужем, но в 2011 году встретила известного актера А. Макарова и вышла за него. Они разошлись спустя год, в 2013 году был оформлен развод. Существование этого брака актриса не признает.

Работа в кино

Мария Миронова сыграла несколько десятков ролей на большом экране. Харлову в историческом фильме Александра Прошкина «Русский бунт», Машу в еще одной драме Павла Лунгина «Олигарх», Любу в многосерийном боевике Александра Буравского «Ледниковый период».

Многим поклонникам произведений отечественного фантаста Сергея Лукьяненко она запомнилась по экранизации его «Дозоров». В них она исполнила роль Ирины, матери мальчика Егора, за которым охотятся темные.

Также Миронова воплотила на экране образы Ляли Сабуровой в многосерийной драме Владимира Хотиненко «Гибель империи», Жюли в детективе Филиппа Янковского «Статский советник»,

Нину Королеву в документальной драме Криса Спенсера и Марка Эвереста «Битва за космос», Таню в мелодраме Антона Сиверса «Качели», Королеву в комедийной мелодраме Егора Кончаловского «Москва, я люблю тебя»,

Машу Гусеву в драматическом военном фильме Александра Ерофеева «Снайпер: оружие возмездия», внучку мистера Феста Машу в комедийном ремейке Анны Суриковой «Человек с бульвара Капуцинок»,

королеву Анну Австрийскую в историческом приключенческом фильме Сергея Жигунова «Три мушкетера», Надежду Печерникову в драме Станислава Митина «Апофегей»,

Нину Каверину в многосерийной драме Олега Погодина «Крик совы», судмедэксперта Маргариту Павловну Ушакову в многосерийном драматическом детективе Александра Родзянского «Следователь Тихонов»,

жену Брагина Елену в телесериале Павла Лунгина «Родина», Анну Бережную в фильме-катастрофе Сарика Андреасяна «Землетрясение».

Источник